Минздрав даже не предупредил, что оставил россиян без лекарств

21

Минздрав даже не предупредил, что оставил россиян без лекарств

Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

Почти половина закупок лекарств, объявляемых медучреждениями и госаптеками, срываются — из-за отсутствия необходимых препаратов. Чиновники диктуют такие закупочные цены, которые невыгодны поставщикам — вот те и предпочитают не связываться с государством.

Нет ни инсулина, ни физраствора

Компания Headway подсчитала, что в нынешнем году были сорваны почти 60 тысяч госзакупок на поставку лекарств в государственную аптечную сеть или медучреждения на общую сумму почти 40 млрд. рублей. Это более четверти всех тендеров, причем в сравнении с прошлым годом объем сорвавшихся закупок вырос вдвое.

Чаще всего поставщики не подают заявки на такие ходовые лекарства, как инсулин, физраствор (хлорид натрия), вакцина об бешенства, альбумин (заменитель плазмы крови) и иммуноглобулин. Нередко срываются закупки даже лекарств для онкологических стационаров.

Это объясняется тем, что заказчики объявляют слишком низкую закупочную цену, которая невыгодна поставщикам — вот они и не участвуют в тендере. Причем это вовсе не региональная проблема (в Москве в первой половине 2019 года была сорвана треть аукционов): причина в том, что методику расчета закупочных цен устанавливает Минздрав РФ, а она заведомо невыгодна для поставщиков. Об этом разговариваем со специалистом по лекарственному рынку, доктором фармацевтических наук Татьяной Орловской.

Чиновники валят с больной головы на здоровую

«СП»: — Татьяна Владиславна, на ком лежит вина на срыв поставок лекарств в российские медучреждения? На чиновниках или на поставщиках?

— Вина ложится на чиновников здравоохранения, не сумевших вовремя промониторить ситуацию и обеспечить поставки препаратов в медицинские учреждения. Могу сказать на примере вакцины от бешенства. Проблема действительно существует, в ряде регионов, в том числе в регионах Юга России. Так, в июне жители Северной Осетии, покусанные животными, не смогли получить в больницах вакцину от бешенства. Были подобные случаи в Адыгее. Медики Кисловодска не смогли сделать прививку против бешенства семилетнему мальчику из-за отсутствия в медучреждениях города антирабической вакцины.

Отсутствие вакцины медицинские чиновники объясняли неработающими в августе заводами-изготовителями. Производят ее на двух отечественных заводах, один из которых — «Микроген», который увеличил объем поставки препарата более чем на 30% на внутренний рынок. Вот и делайте выводы…

«СП»: — А что касается иных препаратов?

— По преднизолону. Каждый день в СМИ и соцсетях, как сводки с фронтов, новости о нехватке преднизолона в том или ином регионе. А ведь этот препарат (особенно его инъекционная форма) можно отнести к препаратам скорой помощи. Его применяют при огромном количестве заболеваний, а резкая остановка приема преднизолона может привести к весьма плачевным последствиям. И опять вина за нехватку препарата чиновниками от здравоохранения перекладывается на плечи производителей.

«СП»: — Достаточно ли просто повысить закупочные цены на лекарства, чтобы проблема разрешилась?

— Абсолютно недостаточно! Причина в первую очередь — не в сфере закупок, а в сфере производства. Никто не хочет работать себе в убыток, поэтому некоторые лекарства просто перестают поставлять или выпускать. Такую ситуацию можно было спрогнозировать давно. После первой волны резкого повышения цен как на отечественные, так и на импортные препараты из-за повышения курса валюты, правительство и Министерство здравоохранения приняли популистское решение по сдерживанию цен на препараты.

Но понизить цену в приказном порядке надолго нельзя. Возможно, у некоторых производителей были какие-то внутренние резервы, но все когда-то заканчивается. А сейчас, когда по объективным причинам цена на зарубежные фармсубстанции поднялась, производить некоторые средства стало убыточно.

«СП»: — Как не принято ругать плановую экономику, но ведь в советское время подобных проблем не было.

— Во времена СССР проблем с поставками отечественных препаратов не было, так как функционировало отдельное Министерство медицинской промышленности, где работали профессионалы. После развала СССР в нашей стране не только исчезло большинство фармпредприятий, но была разрушена вся взаимосвязанная структура: образование — производство субстанций — производство препаратов.

Заверения нынешнего руководства Минздрава РФ о том, что уже большая часть препаратов на рынке отечественного производства — это лукавство. Производить на территории России из импортных субстанций — не означает, что отрасль не зависит от зарубежных стран. И тем более влиять на конечную цену при таком раскладе невозможно. Вот поэтому сегодня мы имеем то что имеем.

«СП»: — Ну а дальше что будет?!

— А дальше проблема будет только усугубляться. Решать ее надо глобально, а не только запретительными мерами при ценообразовании. Нашим заводам становится нерентабельно производить ряд необходимых, но дешевых лекарств — дело идет к дефициту глюкозы, витамина D, аскорбиновой кислоты, новокаина, простейших антибиотиков.

На этом фоне парадоксальной выглядит федеральная программа «Фарма-2020», основной задачей которой было провозглашено развитие отечественной фармацевтической промышленности или так называемое импортозамещение. При этом разработка и регистрация новых отечественных разработок идет крайне медленно, все время натыкаясь на многочисленные бюрократические препоны.

Российский фармацевтический рынок уже давно лихорадит, но нет никакой информации, чтобы хоть кто-то понес персональную ответственность за срыв программы «Фарма-2020». Зато Минпромторг уже активно готовит концепцию «Фармы-2030».

Новости России: Горбачев: нахожусь в больнице, давно уже

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here